Как в документе сделать черту для подписи

Как в документе сделать черту для подписи
Как в документе сделать черту для подписи
Как в документе сделать черту для подписи
Как в документе сделать черту для подписи

eng | pyc

  

________________________________________________

Лауреат приза читательских симпатий Ника-2008

Гога
ИГРА

1. Так все начиналось
Сексуальную игру в «изнасилование» мы с женой практиковали довольно давно. Нельзя сказать, чтобы ей это уж сильно нравилось, но, зная мои фетишистские наклонности, моя любимая шла на кое-какие уступки, а то и «жертвы», как любила часто повторять она, в очередной раз позволяя себя связывать и затыкать ей рот. По правде сказать, я не был таким «отъявленным маньяком» в плане своего фетиша. Меня всегда сексуально возбуждали связанные женщины и, обязательно, с кляпом во рту, но я никогда бы не смог причинить физическую боль, четко понимая, что между реальностью и игрой существует большая разница. Долгое время думал, что я все-таки ненормальный, и что нормального мужчину, тем более воспитанного в лучших «советских традициях», такое возбуждать – ну, просто не может!!! Потом пришли перемены, появился Интернет, появилось много чего, что раньше было под строгим запретом, и пошло-поехало...
В сети обнаружил, что я далеко, оказывается, не одинок в своих фантазиях. Став завсегдатаем различных сайтов, мог часами зависать на форумах и просто читать различные высказывания по любимой теме. Я успокоился по поводу своей «нормальности», и мои фантазии в постели стали более смелыми и откровенными. Я замучил жену своими «нападениями» из-за шкафа… в ванной… на кухне… которые всегда заканчивалось связыванием, затыканием рта и великолепным соитием с беспомощной женщиной, которое приносило огромное удовольствие, но, к сожалению, только мне. Жена уже не раз заявляла, что к простому половому акту я вскоре буду просто не способен, что она ужасно устала от моих «больных» фантазий, что забыла, когда мы последний раз целовались в постели, потому что когда я ее «волоку» туда, она должна быть почему-то обязательно связанной и с какой-нибудь тряпкой во рту, а мои импровизации в последнее время ее просто начинают пугать (вязать стал туже, а кляпы плотнее), и что это когда-нибудь закончится ее настоящим изнасилованием, потому что продолжать играть у нее больше нет ни сил, ни желания.
В конце концов, мы договорились, что надо восстановить нормальные супружеские отношения, а мои фантазии будем выпускать на волю раз в месяц. Сказано – сделано. Секс в супружеской постели для меня превратился в простую рутину. Я просто не мог без своего «джина», которого моя жена снова загнала в бутылку. Больше времени стал проводить в Интернете, блуждая по различным сайтам, чтобы хоть таким образом удовлетворить свою фантазию, которая день ото дня все настойчивее просила выпустить ее на волю. Моя жена, сама того не желая, посеяла в моей голове зерно новой причуды. Сказанная ею фраза, что наши игры «когда-нибудь закончатся ее настоящим изнасилованием», меня сильно возбудила. Это было довольно странное возбуждение, которое было чем-то похоже на состояние юноши перед своим первым соитием с женщиной, но заходило намного дальше дозволенной черты... еще не пересеченной. Вот этот-то запретный плод доводил меня до безумного состояния. Я захотел стать участником настоящего группового изнасилования, но только в роли простого наблюдателя. Именно наблюдателя, потому что жертвой, согласно сценарию моей разыгравшейся фантазии, должна была стать моя любимая жена! Меня давно посещала мысль попробовать групповой секс в какой-нибудь свинг-компании, но останавливала простая мужская ревность. То есть чужую жену я был всегда готов удовлетворить даже при ее муже, тем более, если он этого хочет, но свою… Тут уже срабатывал комплекс собственника. Именно это не давало мне сразу осуществить задуманное изнасилование. План вынашивал довольно долго, ведя длинные диалоги со своей совестью. Но вето, наложенное на мои сексуальные фантазии, сыграло свою роковую роль. После трех месяцев «воздержания» я, наконец-то, пришел к заключению «пакта о ненападении» со своей совестью, основные положения которого заключались в следующем:
● инициатором будущего «действа» будет Мое Величество;
● абсолютная тайна от жены;
● это будет всего лишь раз;
● операция будет проведена профессионалами;
● территория проведения – наша квартира;
● мое, тайное для жены, присутствие и личный контроль за происходящими событиями.
Таким образом, договорившись с самим собой, я переступил черту мучительной нерешительности и стал готовиться к осуществлению задуманного. Чтобы ничего не заподозрила моя любимая, приходилось держать себя в руках и вести себя естественно, хотя это было нелегко, потому что предвкушение осуществления намеченного заставляло меня быть особенно ласковым со своей женой, что немножко чуждо моей природе. Было ощущение, что заранее, сам того не хотя, просил прощения у своей супруги за свое будущее предательство, принося ее в жертву своей неуемной фантазии.
Разработанный план не вызывал никакого сомнения в успехе операции. Все намеченные пункты выполнялись довольно легко, за исключением одного и, как оказалось, самого важного – где найти «профессионалов»? Найти охотников на половой акт с моей женой было проще простого, переспать с привлекательной женщиной захотел бы каждый. Но нужна была гарантия строгой секретности задуманного предприятия, а это могли гарантировать только «профессианалы». Блуждая по Интернету, не раз натыкался на объявления типа: «изнасилуем Вашу жену по вашему желанию» с описанием дополнительных услуг, прилагаемых к «изнасилованию». Однако, после обращения по нескольким адресам, мне дали понять, что кроме моего письменного согласия, необходимо и согласие жены, да к тому же чуть ли не в присутствии нотариуса. Безусловно, это меня не устраивало, а тем более супругу, которая, без всякого сомнения, подала бы сразу на развод, узнав о моем намерении «поиграть» теперь и таким образом. По несерьезным объявлениям просто не обращался, в целях личной безопасности.
Наконец, после месяца поисков удалось выйти на нужную «фирму», которая готова была предоставить свои услуги строго по «желаниям» клиента. Было назначено рандеву на определенный день в одном из кафе нашего большого города. Накануне встречи с представителем фирмы чуть было не отказался от задуманного, но предвкушение «развлечения» все-таки оказалось сильнее.
В назначенный день и час я был на месте встречи. К зарезервированному фирмой на мое имя столику точно в назначенное время подсел интеллигентный молодой человек. Представившись, он дружелюбно улыбнулся, поняв по моему виду, что клиент явно нервничает, и сделка может сорваться. Заказав две чашечки кофе, он приступил к делу. Очень коротко дал общую информацию о предоставляемых ими услугах и попросил более конкретно сформулировать свой заказ. Немного замявшись, я, все-таки, перешел Рубикон:
– Понимаете, я не могу сразу так перейти к делу, не заручившись строгой конфиденциальностью нашего разговора и, в случае, если наша сделка не состоится, должен быть уверен, что все останется между нами, – с трудом выдавил из себя.
– Мы Вас, конечно, понимаем, – ответил молодой человек, – но, как я Вам уже сказал, нашей фирмой наработан достаточный опыт в оказании услуг данного рода. Имеем широкую сеть клиентов, и наша организация зарекомендовала себя с наилучшей стороны, так что Ваши опасения совершенно напрасны, хотя мы понимаем скользкость ситуации. Такого же рода сомнения на Ваш счет есть и у нас, так как Вы наш новый клиент, и мы не знаем, что от Вас можно ожидать. Надеюсь, Вы поняли мой намек? – вопросительно взглянул на меня молодой человек, который представился Олегом.
– Да, да, конечно, – засуетился я.
– Вот поэтому мы тоже предпочитаем работать с постоянными клиентами. Кстати, не сомневаюсь, что Вы станете одним из них, – улыбнулся Олег.
– Не думаю, я хотел бы... это... ну, всего один раз... – ответил я.
– Ну, да ладно, время покажет, а теперь давайте перейдем непосредственно к делу, – сказал он, доставая из своей папки какие-то бумаги. – Это наш контракт, подписав который, мы обезопасим и себя, и Вас.
– Ну... – начал было возражать я, но он меня перебил, заверив, что это нужно скорее для них, чем для меня, потому что фирма должна иметь гарантию в случае, если я окажусь каким-нибудь аферистом и попытаюсь таким образом сам хорошо заработать на своем же деле. Внимательно прочитав документ, я понял, что это, действительно, так. В документе говорилось, что мы с женой заказываем в фирме секс-услуг игровое изнасилование, и это делается с обоюдного согласия. Поставив свою подпись, я спросил:
– Каким же образом будет расписываться моя жена, если...
– Да, да... Вы абсолютно правы, – перебил он меня,– какое же это изнасилование, если сама жертва ставит подпись? А Вы, как я понимаю, игрок высокого класса... И все-таки я не ошибся, что-то мне говорит, что мы обретаем еще одного постоянного клиента... Ну, к делу! Вы возьмете с собой контракт, уже подписанный Вами, и подсунете его для подписи своей супруге в тот момент, когда она будет чем-то занята, например, на кухне. Для объяснения придумайте что-то... ну, типа, что это нужно для участия в розыгрыше дачных участков в вашей организации и тому подобное... Кстати, это потом Вас ни к чему не обязывает, потом можете сказать, что в число счастливчиков вы, к сожалению, не попали... Да, и чем раньше Вы заполучите ее подпись, тем быстрее наша фирма приступит к разработке операции. И еще, вот приблизительная цена за наши услуги, – он протянул мне листочек бумаги. – Ее увеличение или уменьшение будет зависеть от того, насколько далеко простирается Ваша фантазия, но это уже на другой стадии нашей сделки, – Олег встал, давая понять, что это было все, что он хотел мне сообщить при первой встрече. Прощаясь, дал свою визитную карточку, сказав, что когда все будет готово, я должен буду позвонить по телефону, указанному на визитке.
К среде мне всеми правдами и неправдами удалось-таки выудить у жены подпись, наплев ей всякую чепуху и не дав ей возможности ознакомиться с документом. Тут же позвонил Олегу и сообщил, что все готово. Встречу назначили на следующий день в том же кафе. Прихватив с собой фотографию супруги, которую у меня попросил Олег, в назначенный час я был на месте нашего рандеву. На этот раз он пришел не один, а с тремя парнями, которые, судя по их телосложению, были спортсменами или что-то в этом роде. Попросив у меня фото жены и подписанный ею документ, Олег улыбнулся:
– Да она у Вас красотка! Посмотрите, парни, на ваш будущий объект, – и протянул фото ребятам.
Они, рассматривая фотографию, облегченно вздохнули. Один из них заметил, что работать с красивой женщиной особенно приятно. Я заметил, что они не могли оторваться от фото, и по их глазам было понятно, что вступили в некую фазу возбуждения. «Да,– подумалось мне, – если они уже взвинтились только от простой фотографии, то что можно от них ожидать при встрече с так называемым «объектом»?! А может, я связался с какими-нибудь маньяками?» Захотелось тут же разорвать контракт, но, когда мне вернули фото, я понял их состояние. Впопыхах я захватил один из ее эротических снимков (мне нравилось ее фотографировать в разных позах). На нем жена была в рубашке наполовину закрывавшую ее бедра и в темных колготках. Она сидела на диване, вытянув одну ногу, другая была согнута в коленке и открывала великолепный вид на белый треугольничек ее трусиков, которые еле выглядывали из-под рубашки. Олег не дал мне раздумывать дальше и сразу перешел к деталям операции.
– Брать объект, как мы уже договорились, будем у Вас дома. Да, Вы с собой принесли дубликат ключей от квартиры? – спросил он.
– Да, конечно, возьмите, – я протянул ему заранее сделанную копию.
– Отлично! Каким образом Вы хотите присутствовать и остаться незамеченным для жены? – продолжал он.
– Ну, у меня такой план: сегодня я ей скажу, что в пятницу меня отправляют в экстренную командировку по очень срочным служебным делам, и что вернусь только в воскресенье вечером. Заранее сниму номер в гостинице. За два часа до возвращения жены с работы приду домой и спрячусь на балконе. Он у нас круговой и соединяет между собой все три комнаты и кухню. Так как на дворе ноябрь, то темнеет довольно рано, а при включенном свете и не задернутых теневых шторах с балкона будет отличное обозрение происходящего в комнатах, достаточно только передвигаться от одной балконной двери к другой, меня же самого абсолютно не будет видно. Поэтому у меня просьба к исполнителям, чтобы не забывали включать свет в комнатах, где будете обрабатывать «объект», я должен быть свидетелем всего происходящего с моей супругой, тем более что плачу за это довольно круглую сумму. Хотя, это, может быть, и не понадобится, у нее привычка не выключать за собой свет. Ну, об этом более подробно вам расскажу на месте, я вас буду ждать в 17:00, жена обычно возвращается с работы в 18:00, – я выпалил всю эту тираду на одном духу, словно не давая себе тем самым шанса пойти на попятную.
– Ну, дела, – засмеялся Олег, – так все продумать! Видно, давно вынашиваете этот план! Ну, а мы как раз здесь для того, чтоб «сказку сделать былью»! – и успокаивающе похлопал меня по плечу.– Может быть есть еще какие-нибудь пожелания и замечания с Вашей стороны по поводу проведения операции?
– Да, самое важное, я хочу, чтобы нападение ни в коем случае не произошло в прихожей. Дело в том, что в этот час многие жильцы возвращаются с работы и...
– Ну, Вы нас принимаете за дилетантов, – вступил в разговор один из парней, – мы так запакуем ее ротик, что даже пискнуть не успеет...
– Валера, брось выражаться на своем жаргоне, – прервал его Олег. – Извините, – сказал он, обращаясь ко мне, – Вы, надеюсь, понимаете, что каждое ремесло наносит свой отпечаток на его носителя. Продолжайте, пожалуйста!
– ...лучше всего в зале, там есть где развернуться, а в прихожей, – я посмотрел на Валеру, – в пылу борьбы можно и вазу опрокинуть, и не одну, что само по себе произведет лишний шум и может вызвать подозрения у соседей, тем более в наше с вами неспокойное время...
– Мне начинает казаться, что вы должны попробовать поработать в нашей фирме в качества генератора идей для клиентов с небогатой фантазией, – прервал меня Олег, – извините, мы Вас внимательно слушаем.
– ...да, когда жена возвращается с работы, она обычно включает свет в прихожей, ванной, спальне и на кухне. В зал она заходит после того, как переоденется и, следовательно, свет включает в последнюю очередь. Здесь, я думаю, ее и надо «брать». Но все равно надо быть готовым ко всяким неожиданностям, зал может оказаться и первым… что маловероятно, но все же... Как мне кажется, как бы не повернулась ситуация, самое главное надо успеть зажать ей рот и, как можно быстрее, заткнуть кляпом, а в какое место ее затащить и связать, это уже по ходу операции будет видно, – закончил я.
– По поводу бесшумного проведения захвата Вашей супруги, Вы можете не волноваться, – сказал Олег.– Ребята не в первый раз проводят подобного рода операции, и пока проколов не было.
– Будем надеяться, – ответил я, – что все пройдет без осложнений. Да, еще кое-что, кляп должен быть из куска какой-нибудь материи и достаточно тугой и плотный. Дело в том, что мы с женой практиковали до недавнего времени подобного рода игры, и, поверьте мне, у нее есть богатый опыт выталкивания тряпки изо рта. Поэтому, если подойти к этому делу немного халатно, то в самый неподходящий момент она своим криком поднимет на ноги весь дом. А это, как вы понимаете... ни мне, ни вам... не хотелось бы. По этой же причине я бы вам не советовал насиловать ее орально. Девочка она у меня боевая и неподатливая, так что укусить кого-нибудь из вас за член, а то и откусить оный, она не поколеблется ни минуты… а это опять же…
– Не беспокойтесь, все Ваши замечания будут приняты во внимание, желание клиента для нас закон! Деньги, пожалуйста, внесите на этот счет в банке, – протянул он мне листок с необходимыми реквизитами. – Если хотите начать и закончить дело в пятницу вечером, то взнос сделайте утром, нам нужно еще сделать запрос о подтверждении внесенной суммы. Ну, вот и все на сегодня, – сказал он, вставая со стула. – При вашей готовности номер один звоните, и все будет как и запланировали!
Мы попрощались, и я в каком-то нервно-возбужденном состоянии заторопился домой.
Всю дорогу меня не покидала мысль, что я иду на самое гнусное в своей жизни предательство, которое вообще могло прийти кому-нибудь в голову. Но в тоже время другое чувство – чувство ожидания еще не испытанного никогда такого рода сексуального удовольствия нашептывало, что если существуют такого рода фирмы, то такие фантазии посещают не только меня.
Дома дверь открыла жена. Нежно обняв меня, она сообщила, что получила сегодня повышение по службе и хотела бы в пятницу вечером пригласить сослуживцев «на тортик с чаем», чтобы отметить, так сказать, еще одну ступеньку карьеры. Ну вот, подумал я, и первая палка в колеса. Поцеловав ее, сказал, что мы обязательно это сделаем, но только в следующую пятницу, так как у меня срочная незапланированная командировка на три дня. И тут наплел ей такую белиберду, связанную со своей работой, что она меня остановила (все равно не поняла ни единого слова, профессиональный жаргон, так сказать):
– Ну, что ж, надо так надо, отпразднуем в следующую пятницу вместе с тобой. Тем более ты у меня такой ревнивый!.. – засмеялась она и пошла на кухню готовить ужин.
Я заметил, что она была одета в тот же самый домашний наряд, в котором была на фотографии, показанной Олегу в кафе. Рубашка, темные колготки и, я не сомневался, под ними белые трусики (эти-то мои причуды она выполняла с удовольствием, зная, что это на меня тоже производит довольно сильное впечатление и заводит сексуально, таким образом пытаясь отвлечь супруга от «кляпов» и «веревок» в постели). Пока она готовила еду, я не мог на нее налюбоваться. Каким же телом ее одарила природа! Чего стоили только эти стройные ножки! Тугие бедра! Великолепная грудь! Да и лицом она более чем просто привлекательная! Да, крякнул я от удовольствия – ничем не обделили мою супругу! В какой-то мере был даже горд, что смог привлечь внимание к себе такой женщины! Неожиданно меня обожгла мысль, что завтра вечером это тело будут лапать три пары чужих мужских рук, выкручивать ей назад руки, вязать их, удерживать ее ноги, чтобы не брыкалась, пока их не свяжут. А кто-то все это время будет зажимать ей рот, пока ее задушенные крики не прервет плотный тряпичный кляп. Представлял ее белые трусики, которые будут мелькать во время борьбы из под рубашки. Затем это связанное женское тело поднимут чужие руки и, извивающееся, с торчащим изо рта тугим кляпом, потащат куда-нибудь в спальню... Все это промелькнуло в голове как кадры немого кино. Меня прошиб холодный пот. Да, подумал я, надо же, как закрутил сценарий! А может быть, будет какой-нибудь прокол?! На этот вопрос ответ мог дать только завтрашний день. Единственное, в чем я был уверен, так это в домашнем наряде своей жены. Она имела обыкновение менять его каждые два дня. Значит, будет в этом... Только на ее белых трусиках-недельках надпись «четверг» изменится на «ПЯТНИЦА»!!!
В пятницу утром, быстро позавтракав, чмокнул жену в щечку, взял собранный ею еще вечером чемоданчик и, попрощавшись, быстро вышел. Мозги лихорадочно работали и отдавали приказ сами – банк… снятие номера в гостинице… звонок Олегу… Все это я проделал как будто во сне. Когда пришел в гостиницу, то сразу же заказал бутылку водки в номер. Это было как раз то, что мне было нужно в тот момент. Алкоголь помог ослабить нервное напряжение. После нескольких рюмок, выпитых залпом, я развалился на кровати и на какое-то время даже вздремнул. Разбудил меня звонок сотового. Это был Олег, сообщивший, что подтверждение на перевод денег получено, а значит, сегодня в пять ребята будут у нас на квартире для выполнения последующих пунктов подписанного нами контракта. Пожелав мне «хорошего развлечения», Олег отключил телефон.
Я посмотрел на часы – было ровно три. Быстро одевшись, вышел на улицу и поймал такси. По дороге не покидала мысль, что что-то может пойти не так. Нервы были на пределе. А что, если обнаружится, что это моя затея, или жена все-таки заявит в органы? Но больше всего боялся первого, вряд ли она побежит в милицию, чтобы предать все это огласке, тем более, что у нее будет мысль о том, что я ничего не узнаю и, тем более, не захочет, чтобы это стало известно на работе, где она уже занимала какой-то руководящий пост (какой, я так и не успел узнать, это будет для меня сюрпризом на вечеринке в следующую пятницу, как заявила мне она). Если узнает о моем участии, это-развод! Чего я не желал ни в коем случае!
Наконец, я приехал. Внимательно оглядевшись, чтобы не попасть на глаза какому-нибудь знакомому, юркнул в подъезд и нажал на кнопку лифта. Начало операции было неплохим, я вовремя был дома и меня, кажется, никто из знакомых не видел. Успокаивая сам себя, еле попал ключом в дверной замок. Не знаю, как прошел последний час ожидания прибытия «исполнителей». Он мне показался целой вечностью. Наконец, стрелки часов показали ровно пять! Я сидел, как на иголках. Тревожные мысли не давали мне покоя: а что если они опоздают?! А если жена придет раньше обычного?! А если все-таки с ней припрется кто-нибудь из сослуживцев?! Часы показывали четверть шестого, я не на шутку разнервничался. А может, они вообще не придут?! А может, меня подставили?! Взяли деньги законным путем и, ладно!.. Копии контракта у меня, естественно, не было, а если бы даже был, то куда я с ним? В милицию? «Извините, я заплатил за изнасилование собственной жены, а меня кинули». Да!.. Вдруг послышался шум поднимающегося лифта... Остановился... Этаж наш... Кто-то вставляет ключ в дверь. Часы показывали половину шестого. Жена или парни?
Я быстро шмыгнул на балкон, задернув за собой лишь тюлевые занавеси. Осторожно выглянул из-за балконной двери. В полумраке различил три мужских фигуры. Ну, наконец-то! Выйдя к ним на встречу и смущенно поздоровавшись, предложил им быструю «экскурсию по квартире», предварительно отметив, что времени у нас уже совсем нет. Показав, где включается свет в каждой комнате, я провел их в зал для ознакомления с местом главного действия. Вся мебель у нас стояла вдоль стен, и даже журнальный столик был между двумя диванами (зал не был квадратным, и поэтому мебель мы расставили таким образом). Центр комнаты был совершенно свободным, на полу два пушистых ковра из чистой шерсти.
Ребята огляделись и начали выбирать позиции, с которых им было бы удобно, а главное бесшумно, напасть на мою жену, связать, заткнуть кляпом рот и уволочь в спальню (которая им, кстати, понравилась – кровать была достаточно широкая, сделанная на заказ, и на ней запросто могли барахтаться несколько человек). Я посоветовал парням вести «боевые действия» ближе к середине комнаты, потому что кое-где у стен у нас были напольные вазы, которые в пылу борьбы могли опрокинуться и наделать лишнего шума.
– Только проведите захват как можно бесшумней, ребята! – все время напоминал им я.
– Да не переживайте Вы так сильно, мы славно упакуем вашу куколку, комар носа не подточит! – успокаивали они меня.
Мне не очень нравилась их самоуверенность, но... Наконец, они выбрали позиции. Валера (я, к сожалению, знал имя только одного) встал за дверью. Первым в бой вступал он: его задача была напасть сзади и зажать жене рот, одновременно другой рукой захватить ее руки под локтями и завести их за спину. Второй, который спрятался сбоку дивана, почти распластавшись на полу, должен был обхватить ее ноги и, подтащив их рывком к себе, таким образом помочь Валере повалить жертву на ковер. После того, как ее завалят на пол, вступал в игру третий. Пока первый зажимает рот, а номер два держит ноги, чтобы не брыкалась, он связывает ей руки и затем помогает Валере заткнуть кляпом рот. Ноги должны были связать в последнюю очередь, если посчитают это нужным. Ребята надели маски, и я приготовился выйти на балкон. В комнате уже практически ничего не было видно. Наконец-то пробило шесть. Еще пять минут томительного ожидания, и послышался звук поднимающегося лифта. Я шмыгнул на балкон, а ребята заняли заранее оговоренные позиции.
Зайдя в квартиру, супруга включила свет, и устало поставила на пол сумки. С балконной двери зала мне было отлично видно и пространство прихожей. Не снимая пальто, прошла на кухню. Я весь напрягся, лишь бы не произошло чего-нибудь непредвиденного. Пока шло все как обычно. «Сейчас она поставит чайник на плиту, потом снимет пальто и повесит его в прихожей, затем пойдет в ванную смывать свой дневной макияж, следующим будет «конский» хвост у зеркала, рассматривание своего лица и переодевание в спальне. Последним – чаепитие с чем-нибудь вкусненьким, и затем должна дойти очередь до телевизора, а, следовательно, до зала...» – лихорадочно думал я, чувствуя как во мне мощно нарастало непонятное возбуждение. Такое чувство, наверное, было у римских легионеров перед каким-нибудь решающем сражением. И страшно, да отступать некуда, – подумалось мне, – только в нашей битве не будет убитых, что уже само по себе радует.
Лена (ну, наконец-то, скажет читатель, узнал имя его ненаглядной) сделала все в точности, как я и предугадал, впрочем после десяти лет совместной жизни предвидеть это было не сложно. «Ну, Ленка,– улыбнулся я, когда увидел ее в прихожей в рубашке и темных колготках, – даже здесь попал в точку!» Пока она звенела чайным сервизом на кухне, по силуэтам ребят, которые были отчетливо видны в падающем из прихожей свете, но только для меня, понял, что они были в боевой готовности номер один. Тихонько прокрался по балкону до кухонной двери и осторожно заглянул внутрь. Я был спокоен. Увидеть меня жена не смогла бы при включенном свете и задернутых только тюлевых занавесках. Свет отсвечивал от оконного стекла, и я был для нее абсолютно невидим. Мне же было видно все очень ясно. Лена с задумчивым видом допила чай, затем помыла в раковине чашку и, вытерев руки, направилась в зал. Я тихо прокрался назад к балконной двери в зал, боясь упустить начало первого акта. Внутри меня все было сжато до предела, в желудке предательски заныло... «Ну, сейчас начнут варить кашу по моему рецепту!!!» – подумал, выглядывая из-за двери. Подоспел как раз вовремя. Жена, кинув по пути последний взгляд на свое отражение в зеркале в прихожей, подошла к дверному проему зальной комнаты. Был отчетливо виден силуэт Валеры, который вдавился в стену и сжался как пружина, готовясь зажать ей рот... Лена уже почти переступила черту дверного проема, как раздался… звонок в дверь!!!!
«Ну, все!!! Все пропало!!! – думал я, – как же теперь буду оправдываться перед женой и, главное, как буду представлять весь этот маскарад!!!»
Лена открыла дверь. Это была наша соседка, миловидная и симпатичная девушка, но до нестерпимости болтливая. «Вляпались, так вляпались!!! – не на шутку запаниковал я, – ну и поделом мне, козлу!!! Сам виноват! Сейчас засядет часа на три и...» Но на этот раз, к моему великому облегчению, я ошибся. Оказывается к ней пришел ухажер, и она пришла одолжить у жены какие-то столовые принадлежности для «официального», как она выразилась, ужина. «Если ты уйдешь через две минуты, то на твоейдень рожденья обязательно тебе куплю этот набор!»– умолял ее про себя, чтобы она, как можно быстрее, ретировалась к своему жениху. Наконец, через пятнадцать минут ее несусветной болтовни в прихожей, она соизволила удалиться. Несмотря на то, что на дворе был промозглый ноябрьский вечер, я почувствовал, что от жуткого волнения мой лоб покрылся испариной. Дверь за девушкой закрылась. Лена, повернув ключ в дверном замке, с улыбкой на лице, наверное, от сказанного соседкой, пошла в зал. Пересекла дверной проем комнаты и повернула выключатель...
Вот здесь-то все и началось!!! Валера от долгого ожидания потерял бдительность, замешкался на какие-то доли секунды, и этого вполне хватило, чтобы жена успела повернуться лицом к нападавшему. На какое-то время глаза насильника и жертвы встретились. Момент неожиданности был упущен, а главное, о внезапном нападении сзади (которое обеспечивало не только быстрое зажатие рта моей жены, но и быстрый захват ее рук в локтях всего лишь одной рукой нападавшего) не могло быть и речи! Я увидел, как ее глаза испуганно расширились.
– О-о-й!, – выдохнула она из себя.
Валера вышел из оцепенения. Его рука мгновенно метнулась к ее рту.
– ПОМ-О-ГГГМ-М-М-М!!! – начала было кричать жена, но широкая ладонь Валеры мощно накрыла Ленкин рот.
Невыполнение одного из пунктов первого акта, а именно– не захват Лениных рук в локтях, повлек за собой целую цепь непредвиденных событий. Жена повела себя совершенно неадекватно «среднестатистической жертве», находившейся в подобной ситуации. Воспользовавшись тем, что ее руки были свободны, а руки нападавшего заняты зажиманием ее рта (одна рука Валеры обхватила Лены, а вторая зажимала рот, что было вызвано нападением спереди, а не как планировалось), жертва извернулась и вцепилась в маску, пытаясь стянуть ее с головы нападавшего, а вместе с ней желательно и кусок его скальпа.
Такой поворот в деле был неожиданностью для всех. Чтобы избежать нежелательного разоблачения, Валера должен был обхватить Ленку сзади, чтобы одновременно обездвижить ее руки и зажать рот. Быстрым движением он развернул мою жену на сто восемьдесят градусов и, на мгновение убрал руку с ее рта, чтобы заломить руки за спину. Это ему удалось.
– НА ПОМ-М-М-М-М-М!!! – попыталась воспользоваться моментом Лена, но ладонь насильника успела зажать, уже было вырывавшийся из уст моей жены, крик.
Я смотрел как завороженный на разворачивающуюся передо мной драму! Наконец в игру вступил номер два. Он почему-то не помог Валере сразу, а как будто ждал своего выхода именно после того, как первый должен был выполнить свою программу. «Как в театре, – подумал я, – второй акт обязательно только после первого! С разницей лишь в том, что в тюрьму не сажают, если спектакль не удался!!!»
Валера уже одной рукой обхватил локти моей супруги, а второй продолжал глушить ее крики, переводя их в нечленораздельное мычание. Ленка была особенно хороша в захвате чужого мужчины!!! Он был выше ростом и, запрокидывая ей голову нажатием своей руки, зажимая рот, тем самым прогибал ее тело. Ее бедра, обтянутые темными колготками, немного распахнувшаяся вверху рубашка, которая оголила небольшой участок ее груди, белый треугольничек трусиков, видневшийся из-под задравшейся внизу рубашки, делали картину просто великолепной!!!
Тем временем «номер два» пытался провести захват ног. У него тоже не все прошло гладко. Поскользнувшись на ковре, он упал на одно колено и тем самым ослабил свой захват Ленкиных щиколоток. За что сразу же был вознагражден по заслугам. Нога жены тут же впечаталась ему в нос. Он глухо ойкнул, на время от боли потеряв ориентацию.
– Да хватай же ее скорей за ноги, баран!!! – пытался вывести его из шока Валера.
– П-М-Г-Т-ТТММ – пыталась кричать Лена.
– Да... Профессионалы!!! Вашу мать!!! – чертыхался я на балконе, наблюдая за развернувшейся баталией. В какой-то мере был даже горд за жену! Опыт подобного рода игр, проведенных со мной, не пропал для нее даром. Даже стал болеть за нее, на время забыв, кто все это затеял, и для чего.
Наконец, пришедший в себя «номер два» обхватил Ленкины ноги, и они с Валерой, тихо чертыхаясь, повалили мою жену на ковер.
– М-М-М-М-М!!! – извивалась она под напором двух мужских тел.
Они завалили ее на живот. Прогибаясь назад, и, тем самым, пытаясь освободиться от плотного захвата, жена великолепно выставляла свой зад, обтянутый тугими белыми трусиками. Она билась как амазонка!!!
– П-М-М-П-ММММ... – раздавалось из ее зажатого Валериной ладонью рта.
– Тихо, девочка, тихо!!! – успокаивал ее он, пытаясь обездвижить, придавив ее своей массой. – Да навались ты на ноги всем телом, идиот! – подсказывал он своему напарнику. Тот так и сделал.
– ММММММ… – застонала Ленка под тяжестью двух тел, чувствуя, что ее свобода движения существенно ограничилась.
«Ну, вот и третий, – чуть не расхохотался я от нервного напряжения, когда увидел, что стоявший все это время как истукан третий подельник, вдруг оживился и стал доставать из кармана куртки веревку и кусок белой материи, – ну, точно как в театре!!!»
– Вяжи ей руки, скорее!!! – приказал ему Валера.
– НММНММ!!! – жена сделала попытку рывка, но из под трех мужских тел, которые в буквальном смысле навалились на нее, это было бесполезно.
– ГММНМММ!!! – извивалась она под тремя насильниками, один из которых уже связал ей запястья.
– Прихвати и в локтях, да потуже, – посоветовал ему Валера, – а то наша красотуля дюже прыткая оказалась!!!
– МГММММ!!! – видно было, как она прогнулась от боли, когда ей стянули веревкой локти.
– НМНГМ-М-М-М!!! – возмущенно промычала Лена и неожиданно задергалась.
– Тихо, лапуля, тихо, ну зачем так возмущаться, – приговаривал Валера, одной рукой зажимая ей рот, а второй расстегивая рубашку.
– МГНРМММ!!! – простонала жена и дернулась всем телом, которое Валера уже успел повернуть на бок прямо по направлению к балконной двери, за которой в перевозбужденном состоянии прятался я.
Ее прогнувшееся вперед тело оголило грудь. Валера тут же воспользовался моментом и начал осторожно мять соски.
– Ну, тихо, моя девочка, тихо... – приговаривал он, с каким-то диким упоением лапая грудь моей Ленки, – ну-ну, лапонька, ну не брыкайся... лучше расслабься... не бойся, твой муж ничего не узнает... это все останется между нами!
– НМНМНМММММ!!! – Лена продолжала прогибаться, пытаясь уйти от его руки, так бесцеремонно ее лапавшей, но тем самым, сама того не желая, все больше и больше возбуждала державших ее мужчин. А возбудиться было от чего!!! Задравшаяся рубашка открывала обзор ее бедер и аппетитное пухлое место соединения ее великолепных ножек, которое обтягивали плотные тугие трусики белого цвета, заветно маня себя пощупать через темные колготки, после каждого напряженного прогиба ее тела.
Наконец, моя мечта стала сбываться! Трое мужчин напали на мою жену, повалили на пол, связали, зажали ей рот и все это живьем, на моих глазах, и, самое главное, без всяких игровых правил, заранее оговоренных с жертвой!!! А значит, игра «главной героини» была более чем правдоподобна, она была достойна Оскара!!!
Тем временем третий напарник при виде бедер жертвы и просвечивающихся через темные колготки трусиков совсем потерял голову от возбуждения, напрочь забыв, что следующим его действием должно было стать затыкание рта кляпом, который он давно держал наготове. Его дрожащая от перевозбуждения рука полезла ей под рубашку. Чуть оттягивая резинку трусиков вместе с колготками, запустил всю ладонь ей в промежность. Захватив в пятерню всю ее сочную плоть, начал с упоением сжимать ее половые губы. Я чуть не одурел от развернувшейся передо мной картины, наблюдая как его палец ритмично задвигался во влагалище моей жены, приподнимая бугорком ее трусики.
– НГМ-ММММ!!! – задергалась Ленка, от такой наглости.
– Тише, ты... ну... ну, не брыкайся же, кобылка... не все же тебе мужа потчевать... мы немножко поиграем и уйдем... – крепче зажимая ей рот, приговаривал Валера. Затем, обращаясь к своему напарнику, который, подкатив в упоении глаза, вовсю обрабатывал половую щель моей ненаглядной своим пальцем, прошипел:
– Идиот! Тормозная колодка у тебя вместо головы... кляп давай, баран... ну, быстрей же!!!
«Третий номер» с сожалением вытащил свою руку из трусиков и подал кусок белой тряпки, свернутой в тугой и плотный ком, Валере.
– НГМНММГММММ!!! – рванулась что было сил Лена из крепких объятий нападавших, но мужчины, перевернув ее на спину, сильнее навалились на нее своими телами, припечатывая к ковру и лишая свою жертву последней возможности серьезного сопротивления.
Одна рука Валеры плотно сжимала рот моей супруги, придавливая ее голову к ковру, вторая уже держала наготове кляп.
– НГГМНММММ!!! – отчаянно пыталась мотать головой жена, видя приближающийся к ее рту кусок плотного и тугого матерчатого кляпа. Но рука насильника сильно прижала ее голову к полу.
– Ну, не дергайся, лапуша... – шепнул ей на ушко Валера и одновременно быстрым движением убрал свою левую руку с ее рта, а правой почти молниеносно зажал ее рот тряпкой.
– Нет!!! На пом-м-м-м!!! – попытку Ленки позвать на помощь, прервала вдавившаяся в губы тряпка. Сжав плотно губы, она изо всех сил пыталась не пустить плотный и тугой кляп себе в рот. Валеру уже начала злить вся эта затянувшаяся канитель с упаковкой моей супруги. Свободной рукой он зажал ей нос, а второй настойчиво пропихивал в рот кляп.
– НЕ НД... НА ПМЩ... ПМГТЕ... – сопротивлялась Ленка, предчувствуя, что скоро тугой комок тряпки плотно заткнет ее рот... Мужики, придавив своими телами свою жертву, помогали Валере быстрее справиться с затянувшейся операцией. Наконец, не имея возможности дышать, моя жена в каком-то исступленном последнем рывке попыталась прогнуть свое тело и... открыла рот...
– ПОМ-УХМ, – в ее рот, наконец, буквально провалился тугой кляп.
– Хух… – выдохнул из себя Валера,– а ты оказалась крепким орешком!!! – и тут же приказал своим помощникам:
– А ноги ей все-таки свяжите! Очень уж наша красотка бойкая... Под коленками тоже не забудьте притянуть, а то еще умудрится что-нибудь перевернуть, чтобы привлечь внимание соседей...
Ребята тут же принялись исполнять приказ своего старшого.
– УХМ-УХМ-МММ, – Лена глухо стонала через тряпку, плотно заткнувшую ей рот, пока двое насильников туго связывали ее ноги. Наконец-то с ее успокоением было покончено. Парни устало присели на диван и закурили сигареты, внимательно рассматривая свой будущий объект насилия. Жена, обессиленная неравной борьбой, лежала на спине, не двигаясь.
«Как же она хороша!!!» – думал я, разглядывая Ленку через балконную дверь. Перехваченные веревками в двух местах ноги казались особенно стройными, задравшаяся рубашка открывала великолепный вид на ее тугие бедра с ярко выделявшимся треугольником трусиков под темными колготками. Стянутые за спиной руки выпячивали ее упругие груди, одна из которых вызывающе торчала розовым соском из-под расстегнутой Валериной рукой рубашки. Рот был плотно заткнут тряпкой, свернутой в тугой аккуратный комок, часть которого выступала сантиметра на четыре из-под ее растянутых кляпом губ. При виде такого лакомого кусочка я чуть было не вскочил в комнату, чтобы самому принять участие в изнасиловании своей же собственной супруги. Однако вовремя осадил свою прыть. Посмотрев на часы, я с удивлением заметил, что весь этот цирк занял не более пяти минут, хотя мне показалось, что с женой боролись часа три!
Докурив сигареты, ребята поднялись с дивана и приблизились к моей спеленутой супруге.
– М-УХМ-МММ!!! – отчаянно задергалась Ленка в своих путах. Видно, до последнего момента думала, что все закончится простым ограблением нашей квартиры, и она все-таки избежит изнасилования.
– М-МММ!!! – парни обхватили в трех местах связанное женское тело и подняли его с пола как тяжелый ковер.
– М-УХМ-МММ!!! – изо всех сил извивалась жена в их руках, пока ее несли в спальню.
– Ну, телочка, что же ты так брыкаешься... как будто мы тебя на убой ведем, – успокаивал ее Валера, крепко обхватив тело Лены под грудью, – только отведаем твоего прекрасного тельца... не бойся, больно тебе не сделаем...
Я прокрался к спальной двери и застал момент, когда ее буквально плюхнули животом на кровать.
– ХМ-МММ!!! – она пыталась перевернуться на спину и, наверное, попытаться защититься при помощи связанных ног. Но один из нападавших, взобравшись на кровать, одной рукой придавил ее голову, а второй вдавил грудью в кровать. Сзади, расстегивая ширинку брюк, подошел Валера.
– Подложи нашей девочке подушку под живот! – приказал он своему второму помощнику. Ленке тут же была втиснута подушка, которая сразу аппетитно подняла ее попку.
– М-МММ!!! – пыталась скатиться с нее жена, но крепкие руки первого парня удержали ее на месте.
– А ты, – приказал Валера второму, – не вздумай ей развязывать сейчас ноги! Мы нашу лапулю должны сначала разогреть!
С этими словами он достал свой жилистый средних размеров член, который, по всей видимости, готов был лопнуть от напряжения, и, взобравшись на кровать, начал приспускать моей жене колготки вместе с трусиками.
– М-МММ!!! – напряглась всем телом Ленка.
– Держи ей ноги, – сказал Валера свободному парню, взгромождаясь сзади на мою жену. – А ты следи, чтобы тряпку не вытолкнула изо рта, – адресовал он первому. – Конечно, лучше бы эти ножки развязать, да уж... – с этими словами, спустив моей супруге колготки с трусиками до середины бедер, начал тереться членом о ее попку.
– М-МММ!!! – безнадежно сопротивлялась жена.
Мне было отчетливо видно ее лицо с раскрытыми от ужаса глазами и растянутым плотным кляпом ртом. Валера тем временем, потершись членом, пытался вставить его во влагалище. Это было совсем нелегко со связанными ногами жертвы.
– Эй, да наша птичка совсем сухонькая... А ну посмотри, что там у нас имеется из косметики? – сказал он парню, который придерживал связанные ноги моей жены. Тот быстренько повернулся к столику перед зеркалом, оно было как раз сзади, давая мне, кстати, великолепную возможность наблюдать действие одновременно под двумя оптическими прицелами. Столик был заставлен всякими коробочками, баночками, тюбиками, флакончиками... Взяв какую-то баночку, он протянул ее Валере. Зачерпнув двумя пальцами содержимое склянки, главарь всунул их в промежность судорожно сжавшейся Ленки.
– М-МММ!!! – заверещала та.
– Ну-ну, дорогуша, для тебя же лучше будет, – приговаривал он, смазывая влагалище какой-то мазью, – муженек, небось, не драл тебя насухо, а у нас времени нет тебя долго разогревать.
С этими словами он приставил свой член к влагалищу.
– М-МММ!!! – дернулась Лена из последних сил, почувствовав упругую плоть чужого мужчины, воткнувшуюся сзади ей в промежность. Поводив бедрами, Валера немного напрягся, и выдохнув из себя «ну, поехали», буквально всадил в нее свой член.
– М-МММ!!! – судорожно задергалась под мужским телом жена.
– Ну, лапонька… ну же… тише, девочка… тише… – навалившись на Ленку всем своим телом, приговаривал «насильник», одновременно пропуская обе руки под ее груди, – т-ссс… лапуля… т-ссс!
Мне казалось, что я терял сознание. Какой-то незнакомый мужчина в моем присутствии имел мою любимую жену. В отражении зеркала хорошо были видны стянутые до бедер колготки с трусиками и мощно двигавшееся чужое орудие в Ленкиной промежности. Валера с упоением мял груди жены, с силой вдавливая ее тело в матрас, как будто пытаясь пропихнуть внутрь влагалища вместе с членом и свои яйца. Голова супруги дергалась в такт Валериным толчкам.
– МММ!!! – пыталась что-то прокричать она, но плотный, тугой кляп, торчащий изо рта, не давал ей никакого шанса. Ритмичный скрип кровати давал понять о происходившем в спальне действии.
Через две-три минуты Валера задвигался быстрее и, подкатив глаза, всей своей массой навалился на мою жену, судорожно сжимая ее груди и от подкатывающегося наслаждения впившись сзади зубами ей в шею.
– М-МММ-МММ-М-М!!! – простонала Лена сквозь плотную тряпку, затыкавшую ее рот.
– М-МММ!!! – она еще замотала головой, пытаясь привести насильника в чувство и давая понять, что он причиняет ей боль. Наконец, с каким-то животным рыком Валера дернулся, засаживая до отказа свой член во влагалище, и через несколько секунд обессиленный скатился с ее тела.
– М-МММ!!! – облегченно вздохнула она.
Но передышка была недолгой. Через пару минут возобновившийся скрип кровати объявил, что на моей супруге уже новый наездник. Картина была умопомрачительно возбуждающая!!! Дальше все шло как в калейдоскопе, второго сменил третий! Ритмичное поскрипывание кровати… мычание моей Ленки… возбужденное сопение насильников – довели меня до последней степени возбуждения!!! Наконец, после того, как от тела жены отвалился и последний, Валера дал знак, чтобы помощники вышли на кухню. На какое-то время изнасилованная женщина получила передышку.
Все трое зашли на кухню, как понял, для перекура. Осторожно открыв балконную дверь кухни, я вошел внутрь, прижав палец к губам, давая им понять, чтобы ко мне обращались шепотом. Валера, затянувшись сигаретой, жестом спросил, как мне понравился весь ход операции?
– Все нормально, – был мой ответ. Потом шепотом задал вопрос:
– Как будем уходить, по одиночке или все вместе?
– А мы еще не закончили! – удивленно ответил полушепотом Валера.– Ты, что думаешь, я упущу такую попку, не отметившись в ней? Не-ет! Все основное еще впереди!
Я немножко заволновался. Не то, чтобы никогда не пробовал свою милую «туда», но это бывало довольно редко, здесь же ее анусу предстояло выдержать вторжение трех мужских членов подряд.
– Ну, хорошо… Только кто-нибудь один из вас, а не все трое! Боюсь, она не выдержит! – промямлил я, зная, что особо ничем не могу им помешать, сам став заложником подписанного мной же контракта.
– Нет, поимеем мы ее втроем и по очереди! – отрезал Валера.
– Только смажьте ее хорошенько, чтоб не так больно было... – сдался я.
– А тебя чего это так на сердобольность-то пробило? А? Поздно жалеть о случившемся! Сам нам ее подставил. При Олеге ты, кстати, об ее попке ни слова не промолвил! Об орале предупреждал, да! Так что единственное, чем ты можешь помочь своей женушке, так это дать нам простого вазелина, а то тот крем быстро впитывается в кожу.
Я открыл ящик с аптечкой, который висел тут же на стене в кухне, и протянул им баночку.
– Ну, вот, она, я думаю, будет рада! – ехидно улыбнулся Валера и махнул рукой парням, давая понять, что пришла пора продолжить начатое. Я же понуро пошел занимать оставленный наблюдательный пост.
Со спущенными колготками и трусиками, туго связанная по рукам и ногам, с плотным тряпичным кляпом во рту, с подложенной под живот подушкой, приподнимавшей ее попку – жена была похожа на жертву какого-то дикого языческого ритуала, смиренно ждавшую своей дальнейшей участи на жертвенном алтаре.
Почувствовав, что ее насильники вернулись, Лена беспокойно заерзала на животе. Валера, взяв двумя пальцами вазелин, без лишних церемоний сел моей жене на ноги.
– М-М-МММ-М!!! – забеспокоилась жертва, почувствовав, что пальцы Валеры обильно смазывали ее анус какой-то мазью.
– М-М-МММ-М!!! – задергалась она, когда насильник пальцами одной руки раздвинул ее ягодицы, а один из пальцев второй проскользнул ей в анус, смазывая его стенки вазелином.
– М-М-МММ-М!!! – Ленка дернулась так сильно, что чуть было не сбросила себя Валеру.
– Успокойся, девонька… не дергайся так сильно, а то будет больнее… – успокаивал он жертву, выпустив из брюк свой уже окрепший агрегат и нежно массируя обеими руками зад моей жены. – А вы не стойте, как истуканы, – обратился он к своим напарникам.
Один из них тут же вдавил ее голову в матрас, а второй крепко обхватил ноги.
– М-М-МММ-М!!! – бешено, насколько могла, забилась в ужасе жена, почувствовав, что насильник, раздвинув ее ягодицы, приставил свою напряженную плоть к ее анусу.
– Тихо, телочка, тихо… – приговаривал Валера, помогая рукой своему члену сломать сопротивление сжавшегося сфинктера моей жены, – ты только не брыкайся, как кобылка… лучше расслабь свою дырочку... и помоги мне… все равно ведь не избежишь этой участи… а так тебе не будет так больно!
– М-М-МММ-М!!! – рванулась из-под насильников жена, когда член Валеры сломил сопротивление попки, бесцеремонно протаранив ее и, буквально, насадив как на копье, но сильные руки помощников старшого буквально припечатали ее к кровати.
Член Валеры сначала медленно, а затем, набирая темп, ритмично задвигался в ее попке.
– М-М-МММ-М-УХМ-МММ!!! – проревела Ленка сквозь плотный кляп, чувствуя, как мощный кол разворачивает ее анус!
– Ну… ну же… потерпи немножко, моя козочка… я скоро кончу… – успокаивал Валера мою жену, засаживая свое орудие в ее упругий зад по самые яйца. Лицо жены покраснело от боли, из глаз потекли слезы.
В этот момент я проклинал себя и свою затею. Видя ее страдания, дал себе зарок не только загнать своего джина в бутылку, но и забросить его далеко в море навсегда.
Вообще же состояние, по правде сказать, было странное. С одной стороны мне было жаль свою любимую, с другой – моя вздыбившаяся плоть говорила об обратном! Было ощущение какой-то первобытной страсти, когда людьми еще не был изобретен институт брака, и самцы с диким упоением, зачастую силой, брали понравившихся им самок! Пытаясь разобраться в своих довольно противоречивых чувствах, я не заметил, как Валеру сменил другой его напарник, тараня уже порядком развороченный анус моей жены. Пришел в себя только тогда, когда третий подельник уже вовсю накачивал зад Ленки. Она уже не брыкалась и не мычала. Скрип кровати, дергание ее головы в такт члену, с большим усердием полировавшему ее прямую кишку, возбужденное рычание наездника – вот и все звуки, доносившиеся из спальни. Моя жена, как мне показалось, потеряла сознание.
После того, как с ее задницей было покончено, Валера отдал приказ перевернуть ее на спину и развязать ноги.
– Теперь она кобылка объезженная! – ухмыльнулся он, стягивая с нее пониже колготки с трусиками.
Широко раздвинув ей ноги, засадил во влагалище свой член. Лена действительно была без чувств и никак не отреагировала на новое вторжение в свое лоно. Я не на шутку испугался и хотел было уже, плюнув на все, вызвать врача, когда услышал ее слабое мычание. «Ну, все в порядке!» – отлегло у меня от сердца. Теперь хотелось только одного – чтобы весь этот ужас, сотворенный с моей женой моими же собственными больными фантазиями, наконец-то кончился. Я опять поклялся самому себе, что это было в первый и последний раз! Дальнейшую картину изнасилования наблюдал уже без всякого возбуждения. Когда мою супругу отымели все трое, парни опять вышли на кухню. Жена, с широко раздвинутыми и согнутыми в коленях ногами, затекшими от тугих веревок руками, с набухшим от слюны кляпом во рту, осталась лежать без движения на кровати.
Я осторожно открыл балконную дверь и вошел на кухню.
– Ну все, мы свое дело сделали, – сказал Валера. – Твоя женушка сегодня отлично сыграла роль нашей девочки, – тихо хохотнул он. – Ну, да ладно, нам надо инсценировать ограбление... Ты пока покури, а мы пойдем наведем вам беспорядочек в квартире, для полного натурала.
Они вышли в зал. Я остался один на один со своими мрачными мыслями. Хотелось только одного: вернуть все как было прежде. Но понимал, что это было уже невозможно. Осторожно выйдя на балкон, заглянул в спальню. Жена лежала в той же позе. В отражении в зеркало мне были видны ее натруженные половые губы. Из влагалища и ануса сочилась чужая сперма. Вдруг некстати захлестнуло дикое чувство ревности. Захотелось больше никогда не появляться на этой квартире и не видеть эту женщину, которая когда-то была мне верной женой, а сейчас напоминала последнюю шлюху! Однако картина ее упорного и отчаянного сопротивления насильникам (троим здоровенным мужикам), говорила, что эта крепость мужественно держалась до последнего. Что в случившемся абсолютно нет никакой ее вины. Дать отпор трем атлетически сложенным мужчинам под силу далеко не каждой особи мужского пола, а здесь... слабая женщина... Я вдруг понял, что с этим мне придется жить всю жизнь! Но... кто виноват?!
Мои мысли были прерваны вошедшими на кухню парнями.
– Значит так, – сообщил мне Валера, – первый уходишь ты! Если заметишь что-то, что может нас засветить, дашь знать! Потом выбираемся мы. Нашей лапушке ножки мы уже развязали для удобства, – опять пошло хохотнул он, – а веревку на ручках ослабим, чтобы, когда придет в себя, смогла самостоятельно развязаться. На прощание оставим вот это! – он протянул мне листок бумаги, на котором вырезанными из газет буквами были набраны предложения. С трудом приходя в себя, я все-таки, смог прочитать написанное:
Ничего не предпринимай! А то сегодняшнюю вечеринку в подробностях просмотрят миллионы юзеров Сети! Не делай себе рекламу! Поступишь по нашему совету, мы останемся джентльменами.
Прочитав записку, я поднял глаза на Валеру.
– Ну, а тебе советую помнить о контракте, который вы подписали. Кстати, оба! – напомнил мне он.
Мне стало тошно. Я вышел и без всяких предосторожностей, что меня может увидеть кто-то из знакомых, пошел ловить такси...
По пути в гостиницу, машинально взглянул на часы – удивительно, прошло всего три часа, а показалось – вечность! «Надо будет позвонить домой,– подумал я, – так будет правдоподобней, тем более каждый раз, как уезжаю в командировку, обязательно в тот же день поздно вечером звоню домой...» Дождавшись одиннадцати вечера (хотелось верить, что она успела за два часа избавиться от своих пут и хоть немного прийти в себя), позвонил из гостиничного номера.
Трубку долго никто не поднимал. Я начал было уже беспокоиться, когда, наконец, услышал хриплый голос жены:
– Алло!
– Привет, дорогая, любимая, ненаглядная!!! – бодро начал я, пытаясь забыть картины изнасилования, мелькавшие у меня в голове.
– Здравствуй, любимый... – бесцветным и с какой-то хрипотцой в голосе произнесла жена.
– Что?! Что с тобой? Заболела? Или что-нибудь случилось?! – с наигранной тревогой спросил я.
– Да... нет... ничего страшного... просто немного простудилась, наверное, – с большим трудом она выдавила из себя. – Когда приедешь?
– Ну, как и обещал, в воскресенье вечером! А что, уже соскучилась? – придавая игривости своему голосу спросил я.
– Да... очень... Любимый, у меня поднялась температура, позвони мне завтра… пожалуйста… А сейчас, прости… я хочу прилечь... Целую тебя, пока!
– Да-да, конечно, пойди приляг, милая, и до скорой встречи! – ответил я и, проклиная себя, положил трубку...

Перейти к главе 2
Вернуться на страницу Коллег по порнорассказам, на главную

Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи Как в документе сделать черту для подписи

Читать далее:




Что написать в благодарность за подарок




Как сделать на сайте вертикальный текст




Поделки из бумаги 1 класс презентации




Детские поделки клипарт




Как посмотреть отправленные подарки в доте